Необходимы экологические технологии и правильные законы

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить другуОтправить другу

Выступление на заседании клуба №1(29) 18.01.2013

Мне приходилось слышать утверждения, что современное экологическое движение выродилось и его сейчас используют все, кому не лень – направо и налево. Направо – корпорации в конкурентной борьбе (вспомните, страшилки про озоновые «дыры», с помощью которых вытесняли с рынка газ фреон), и налево – экстремисты, которым хочется побузить под благовидным предлогом. Дошло до того, что экологические акции стали формой заказного «наезда» и способом вымогательства – так называемый «экологический рэкет». Вот и получается, что экология стала «прибежищем негодяев», к сожалению.

Почему произошло такое вырождение? Потому что привычная форма осталась, а содержание исчезает больше и больше: все физико-химические аспекты экологической проблематики уже досконально изучены наукой – известно каким образом какая технология влияет на природу и на человека, исчислены все ПДК (предельно допустимые концентрации), ясно как надо совершенствовать промышленные технологии, улучшая их экологические характеристики. Поэтому сейчас реальная экологическая работа четко формализована, передана государственным контролирующим организациям, она стала частью самой индустрии и приоритетным направлением процесса инноваций. За примерами далеко ходить не надо: известно, как была перенесена трасса нефтепровода ВСТО для обеспечения безопасности озера Байкал – при серьезном повышении затрат на строительство. Известно, что множество государственных и негосударственных структур занимаются финансированием НИОКТР, направленных на повышение экологичности промышленных технологий.

Вот представитель РУСАЛа, Сергей Попов нам здесь рассказал о сотрудничестве в этом плане с учеными СФУ. Имелась в виду программа Министерства образования и науки по постановлению Правительства РФ №218, когда предприятие вкладывает свои деньги в НИОКТР, а государство предоставляет субсидию для финансирования вузовской науки по данной теме. РУСАЛ в этой программе участвует, и наше предприятие «Енисейгеофизика» тоже. Мы ведь выпускаем экологически чистые импульсные источники сейсмических волн для целей сейсморазведки, а всем известно, что традиционная сейсморазведка, где используются взрывы – это весьма вредное занятие. Так вот, государство предоставило нам и ученым СФУ значительные средства, чтобы совершенствовать нашу экологически чистую технологию. И если мы сможем полностью вытеснить из геологоразведки на территории Красноярского края методы взрывной сейсмики, заменив их нашей импульсной техникой – будет решена еще одна экологическая задача.

Таким образом, я считаю, что экологическая работа стала частью процесса развития индустрии, сферой государственной ответственности и элементом общественного сознания: экологические инициативы всегда поддерживаются и СМИ, и политическими партиями, и государственными органами любого уровня. Есть разработанное экологическое законодательство (достаточно жесткое), и нет никаких препятствий для нормальной экологической работы общественных организаций, да и отдельных граждан. Поэтому, мне кажется, если экологические лозунги кто-то сейчас использует в целях демонстративного протеста для нагнетания массовых истерий – это, скорее всего, демагогия, «черный пиар» или просто театрализация поведения. Для реальной экологической работы сейчас существует множество эффективных форм и средств.

Единственное, что хотелось бы добавить. Понятно, что капитал не любит дополнительных затрат, особенно если владельцы корпорации скрываются в каких-то оффшорах; то есть склонить их к учету экологических требований – задача не простая. Думаю, именно этим были продиктованы красноярские протесты против завода ферросплавов. Как говорили: «дымить будут здесь, а прибыль получать за границей!» В связи с этим, полагаю, крайне актуальны задачи, поставленные сейчас руководством страны – это так называемая «деоффшоризация» и требование к бизнесу «открыться». Ясно ведь, если корпорация представлена на открытом фондовом рынке, если её акции торгуются на бирже – она более доступна для экологического сотрудничества. Ведь недовольство общественности политикой корпорации, скандалы в СМИ, сразу же приведут к падению курса её акций. С другой стороны, открытая бухгалтерская отчетность – необходимая для открытых акционерных обществ, позволяет увидеть все реальные затраты на экологию и совершенствование технологий. Так что, я полагаю, если бизнес в России станет открытым по большей части и будет весь находиться в российской юрисдикции – тогда препятствий для экологической работы не останется вообще.

Но, конечно, я не хочу сказать, что экологическая проблематика вообще снята с повестки дня. Напротив, помимо изученных наукой физико-химических вопросов остаются малоизученные биологические, генетические и психические аспекты. Не повлияют ли ГМО, пищевые консерванты, новые медицинские препараты на генетику человека? Каковы воздействия на психику новых средств телекоммуникаций, компьютерных развлечений – нет ли здесь опасности? Допустимы ли вмешательства в геном, эксперименты над мозгом? Однако все эти вопросы – задачи для ответственных и независимых ученых, а не для безответственных демагогов.

Об эксперте

К другим материалам заседания

Добавить комментарий