О критериях национальной идеологии России в контексте глобализации

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить другуОтправить другу

Закономерной тенденцией развития современного сообщества является глобализация. Современный мир претерпевает глубокие качественные изменения, ведущие в конечном счёте к образованию единого человечества как целого. Планета Земля стала общим домом для всех стран и народов.

Понятие глобализации в литературе определяется как становящееся единство социальной истории, становление единого человечества, что означает интеграцию различных государств и цивилизаций в единую глобальную общность. Глобализация – это сложный и противоречивый исторический процесс, охватывающий все регионы мира. Ни одна страна от него не может уйти. Он – веление времени. Поэтому стремление антиглобалистов остановить его равносильно стремлению повернуть историю вспять. Есть резон бороться против антигуманных методов осуществления процессов глобализации. Некоторые мировые державы зачастую пытаются силой навязать свою волю, свой образ жизни другим народам и странам, выдавая его за эталон человеческого бытия. В первую очередь это можно сказать о международной политике США. Последние по сути дела отождествляют глобализацию с «вестернизацией» (американизацией). Против такой глобализации бороться не только можно, но и должно.

Но если процесс глобализации как таковой имеет всеобщий, универсальный характер, то пути его реализации у каждой страны и цивилизации различны, ибо каждая из них неповторима. Это тем более верно для тех народов, которые имеют богатую, многовековую культуру. Россия входит в этот ряд. Глобализация – это единство в многообразии. Во множестве национальных культур проявляется общая идея человечества. На это указал ещё Н. Я. Данилевский: «Народности, национальности суть органы человечества, посредством которых заключающаяся в нём идея достигает, в пространстве и во времени, возможного разнообразия, возможной многосторонности осуществления...»(1). Разнообразие путей глобализации – непременное условие прогресса человечества. Однообразие – его смерть. Многоцветье мира – условие его выживания и развития.

Налицо взаимосвязь частного и общего, национального и общечеловеческого. В своих размышлениях о судьбах России на это указал Н.А. Бердяев. Он пишет, что эти два полюса (начала) не следует противопоставлять один другому: «Совершенно лишено всякого смысла противоположение общечеловеческой ориентировки жизни ориентировке национальной. Призыв забыть о России и национальном и служить человечеству, вдохновляться лишь общечеловеческим ничего не значит, это – пустой призыв»(2). Иначе говоря, движение наций и цивилизаций к единству не есть стирание их уникальности, отрицание их самобытности. Россия в этом отношении не исключение. Это не значит, что она, как и любая другая страна, не может заимствовать положительные моменты других культур. Но заимствование не должно быть чрезмерным. Ярким примером разумного включения в свою культуру достижений других наций является Япония. Вобрав в себя все лучшие достижения Запада в области политики (демократия), экономики (рыночные отношения), науки и техники, а также в духовной культуре, отбросив политику изоляционизма, она, однако, не потеряла своей традиционной национальной культуры, самобытности, своего менталитета. Каждая страна, цивилизация, в том числе и Россия, интегрируясь в мировое сообщество, не теряет, а сохраняет свою идентичность, специфичность своей культуры. Следовательно, вопрос о соотношении национального и общечеловеческого в каждой отдельной стране решается ею самой.

Если это так, если вхождение России, как и любой другой страны, в мировое целое, индивидуально, то адекватное осознание своей самобытности, своих высших целей и путей их достижения, своего места и роли в современной истории, своих коренных интересов, обретение ею верного самосознания – залог её успешного вхождения в единое человечество. Это осознание специфики России в условиях глобализации есть не что иное, как идеология.

В эпоху постмодернизма и постсоветский период последняя приобрела негативный смысл. Это, на наш взгляд, перехлёст. Идеология как самосознание Человека необходима всегда. Но она должна быть истинной, адекватной своему предмету. В истории России идеология чаще всего не была таковой. Для самосознания России характерна гиперболизация своего места и роли в истории человечества. Это видно уже в тезисе «Москва – третий Рим, а четвёртому не бывать!».

Если взять славянофилов, то они в принципе верно ставили вопрос о «национальной идее» русского народа и видели её корни в православии. Вместе с тем, они муссировали так называемую «русскую идею» об особом пути развития России, русском народе как народе-мессии, который должен указать истинный путь другим народам. Но уже П.Я. Чаадаевподчеркивал, что никакого особого пути у России нет, тем более мессианского призвания в силу её исторической отсталости, оторванности от западноевропейской культуры (3). По Н.А. Бердяеву, славянофильство, утверждая своеобразный тип русской культуры на почве восточного православия и противоположность его западному типу культуры и католичеству, отражало «детское сознание русского народа, первое национальное пробуждение от сна, первый опыт самоопределения». И далее он пишет: «Славянофилы что-то почувствовали в русской национальной душе, по-своему выразили впервые это русское самочувствие, и в этом их огромная заслуга. Но всякая попытка осуществления славянофильской идейной программы обнаруживала или её утопичность и нежизненность, или её совпадение с официальной политикой власти» (4).

Славянофилы возвеличивали роль России в мире. Она, по их убеждению, определяет истинный путь духовного возрождения человечества. Эта мысль, начиная с Илариона, то есть с принятием христианства на Руси, пронизывала всю историю России. Считалось, что она призвана выполнять мессианскую роль в мире.

Идея об особом призвании России в мире («русская идея») удерживалась в сознании её мыслящей интеллигенции на протяжении 19-го века и нашла своё продолжение в иной, я бы сказал извращённой, форме в марксистско-ленинской (большевистской) идеологии. В ней Россия выступает как фокус и рычаг преобразования мира на началах коммунизма. Ей принадлежит ведущая роль в радикальном обновлении человечества. Идеология большевизма – это профанация идеи ведущей роли России в мировой истории, всемирно-освободительной миссии российского пролетариата, долженствующего «разжечь пожар революции» на всей земле. Осуществление этой идеи поставило Россию на край пропасти и чуть не погубило её. Историческая практика XX века наглядно продемонстрировала всю вздорность и абсурдность претензий большевиков. Коммунизм обернулся бесчеловечным тоталитаризмом, сравнимым с мрачным средневековьем, принесшим русскому и другим народам бесчисленные страдания и горе. Особенно была исковеркана душа российского народа.

Современная Россия, вступив в новую историческую эпоху – эпоху рыночных отношений в экономике, демократии в политической сфере и свободы в сфере духа – особенно нуждается в правильной идеологии. Сегодня Россия её не имеет. Какое кардинальное требование к ней?

Нам представляется, что суть его состоит прежде всего в отказе от беспочвенной претензии России быть лидером человечества, вести его к счастью, выступать в качестве народа-мессии. На протяжении всей своей истории вплоть до наших дней Россия свои взоры, своё внимание обращала преимущественно на внешний мир, видела свои высшие цели вовне. Отсюда и приоритет внешней политики по отношению к внутренней. Такая ориентация отвлекала силы и энергию России от своих насущных задач.

Россия должна дать счастье не человечеству, а своему народу. Ни один народ не может получить счастье извне, ибо каждый народ, как и человек, счастлив по-своему. Он сам определяет свою судьбу. На это, как известно, указал ещё Кант. Силой навязывать своё понимание счастья другим народам – нонсенс. Другое дело, быть примером для подражания. Только добровольно и свободно народ учится у других, но он в любом случае идёт своей дорогой к счастью. Учёба как разумное заимствование не ведёт его к потере своего «Я».

Россия может стать примером для других только при том условии, если она будет процветать, если народы её будут счастливы, если она обеспечит каждому гражданину материальные и духовные возможности для самореализации, если в её доме будет идеальный порядок. Отсталая и нищая Россия может служить лишь плохим примером для других. Яркий пример являет Швеция. В своё время она отказалась от мировых амбиций. Повернувшись к своим внутренним проблемам, она тем самым обеспечила собственное процветание и уважение других народов. Ныне она своего рода эталон устройства человеческой жизни. Если каждая страна будет идти в гору, а граждане её будут свободными, то и мир в целом будет успешно двигаться к идеалу.

Словом, Россия не должна повторять ошибок прошлого при создании новой идеологии, «наступать на одни и те же грабли». Имея свой собственный уникальный опыт исторического развития, она вместе с тем навсегда должна отказаться от беспочвенной претензии быть неким светочем человечества! Таков главный критерий современной идеологии России.

Априори можно указать и на другие критерии адекватного самосознания российского народа. К их числу, думается, правомерно отнести то, что оно реализуется не гением-одиночкой и не только философией. Это – задача всех общественных наук, а в перспективе всех граждан России. Только так совокупная энергия российского народа может дать достойные плоды в экономике и в культуре. Только так будет исключена психология индивидуализма, когда каждый думает только о себе, о своём кармане. Каждый гражданин России должен осознать не только своё собственное призвание, но и закономерности движения России к «светлому будущему», чтобы оно из пустой мечты и химеры обрело повседневную реальность. Обретение аутентичного самосознания (идеологии) российским народом – не разовый акт, а длительный исторический (творческий) процесс, переходящий в бесконечное и непрерывное становление и возвышение духовной культуры России.

И, наконец, высшим критерием истинности самосознания российского народа должен служить неуклонный рост его благосостояния, постоянное повышение уровня и качества его жизни. Идеология – не самоцель, а источник и теоретическая база политики и практики России.

Виктор Вячеславович Окружко

Добавить комментарий