Главная

Вы здесь

Сибирский проект России: как творятся новые смыслы

Версия для печатиВерсия для печатиОтправить другуОтправить другу

Рассматриваются актуальные вопросы формирования позитивной сибирской идентичности и возможные векторы формирования культурной идентификационной матрицы, где данная позитивная идентичность будет создаваться.

СИБИРСКИЙ ПРОЕКТ РОССИИ: как творятся новые смыслы

1. Россия: urbi et orbi

В конце 60-начале 70-х гг. прошлого века в наиболее цивилизованной части мира произошла новая социальная революция, связанная с переходом на новый уровень социального самоуправления. Итогом этой революции стала, прежде всего, рационализация управления (самоуправления) цивилизационными процессами (в том числе с помощью социальных, экономических, политических, этнологических, психологических и т.д. исследований). При этом обнаружение нерациональных форм поведения малых и больших групп людей воспринимается как вызов. И когда осознан и выявлен очередной фрагмент «социальности», где правят древние инстинкты и смутные ощущения, приводящие к росту социальной напряженности и агрессии, предлагаются специальные социальные программы, укрепляющие меру «разумности» в данном фрагменте социальности. Эти программы складываются в процессах многочисленных дискуссий, обсуждений на разнообразных коммуникативных площадках с участием самых разных субъектов, огромного экспертного сообщества, представляющего широкой публике результаты своей исследовательской аналитики.
Цивилизованный мир последние 40-50 лет управляет собой осознанно, формируется новая социальность – единое человечество, географические границы не совпадают с экономическими, а значит – с политическими и культурными границами. России как можно скорее необходимо осознать эту ситуацию и включиться в данные процессы - предложить миру уникальный социально-экономический, социально-культурный, социально-политический опыт, который может быть оценен именно как уникальный, воспринят и включен в это общецивилизационное движение. России как воздух нужна уникальная национальная идентичность и сумма предложений urbi et orbi по как можно большему количеству проблемных ситуаций, которые сегодня в мире активно обсуждаются – в политике, в науке, в культуре и т.д. Нужно активное, умное, уникальное предложение в современной «упаковке» по всему спектру общечеловеческих и локальных проблем. Нужно «новое» вхождение в новый мир. Для этого необходимо срочно понять, какая именно социальная революция произошла. Понять, в чем заключается наша настоящая провинциальность и в чем будет состоять уникальность наших предложений. Представляется, что требуется глубокое изучение мирового (европейского, североамериканского, азиатского) опыта, новой социальности, освоение нового языка, новых проблемных ситуаций. И везде должны возникать собственные российские предложения, захватывающие как можно больше стран, государств, народов и т.д. в их обсуждение и в их реализацию.
Внутренняя российская ситуация требует серьезных новых гуманитарных и социальных исследований на базе освоения современной мировой методологии и методики данных исследований. Они должны быть постоянными, локальными, проблемными; должны заканчиваться конкретными проектами, рекомендациями, мероприятиями и т.д. Однако существующая сегодня гуманитарная и социальная наука (особенно провинциальная) переживает жесточайший кризис концептуальных и методологических оснований. Его можно преодолеть, создавая небольшие научно-исследовательские коллективы, администрирование которыми осуществляли бы сами ученые.
Парадокс нынешней ситуации заключается в том, что цивилизованный мир приступает к серьезному обсуждению и осуществлению на практике концепции сильного государства. Россия, которая всегда имела сильное государство, оказалась в очень интересной ситуации – критика собственно российского государства наталкивается на общемировые тренды, связанные с потребностями усиления европейской, североамериканской, азиатской и т.д. государственности. Это необходимо осмыслить и включиться в существующие обсуждения и дискуссии.

2. Сибирь – новая российская Азия

Сибирь – это не только центр России, но и центр Азии. Здесь сходятся векторы интересов практически всех азиатских народов, государств, территорий и т.д. Новая Российская Азия – что это такое? Как будет развиваться ее экономика? Какова ментальность людей, «держащих» эту территорию своим проживанием? Как укрепить территорию ее населением? Каковы демографические и иные социальные процессы, в которых заинтересована сегодня Сибирь? Каковы интересы государства в Сибири? Кто и как будет эти интересы осуществлять? Как государство будет проявлять свою солидаризирующую функцию относительно Сибири? Эти вопросы требуют серьезного обсуждения, исследований.
Ситуация современной Сибири уникальна. Опыт других регионов мира здесь не поможет или подтвердить нашу уникальность. Новый сибирский проект нам нужен. Сибирское чудо России.
2.1. Общее сибирское прошлое. Для этого есть мощные основания в истории освоения этих территорий, поскольку освоение Сибири Россией было уникальным и не имеет аналогов в освоении европейцами Северной и Южной Америки, Австралии. Поэтому, прежде всего, с помощью современных гуманитарных, информационных, художественных, социально-культурных практик нам необходимы новые культурные герои. Разумеется, слово «новый» не означает, что их образы будут создаваться «с нуля». Они должны быть заново сконструированы. Недавний проект Сибирского федерального университета «Диалог культур в пространстве Красноярского края», где в пространстве СФУ встретились с учеными и студентами представители 14 национальных культурных автономий народов Красноярского края, подтвердил, что по-прежнему поход Ермака в Сибирь подавляющее большинство этнокультурных групп называет началом проникновения своего народа на сибирские земли. Итак, культурный герой номер один – это Ермак. Сибирское культурное чудо – это отряд Ермака, вместе с которым в Сибирь пришли многие народы, сегодня ее населяющие.
Ермак и его отряд – это аргонавты и одиссеи Сибири, ее прародители и предки.
Как «снять» затертость образа и вернуть Ермаку первозданную силу культурного героя? Лучше всего это сумеют сделать профессионалы – креативный класс. Научно-популярные фильмы для детей и взрослых, исторические документальные и художественные кино- и видео-фильмы, анимационное кино. И везде связующая нить – те, кто пришел с Ермаком, связаны с территориями Сибири, как прародители нынешних сибиряков.
Затем такие культурные герои есть у каждого сибирского города. Подвиги этих людей должны удивлять. Необходимы не простые рассказы о строительстве острогов и первый церквей. Необходимы исторические реконструкции, с помощью которых все демографические группы и социальные страты, переживут удивление и гордость за тех, кто пришел сюда наперекор течению рек, холодной зиме и непростым отношениям с сильными соседями, кто создавал современное российское государство своим ежедневным и тяжелым трудом первопроходцев.
Второй историко-культурный слой нашего общего сибирского прошлого – это те, кто пришли сюда во время Столыпинской реформы. Петр Аркадьевич Столыпин – это второй культурный герой, формирующий нашу общерегиональную идентичность. С помощью информационных, гуманитарных, социально-культурных и художественных практик необходимо создать образ людей, которые привлеченные сибирской СВОБОДОЙ и духом предпринимательства, продемонстрировали всему миру особую сибирскую пассионарность. Это должны быть истории простых мужчин и женщин, нескольких поколений, обустраивавших Сибирь как свой Дом, свою семью.
Нельзя пройти мимо таких культурных героев, формирующих наше общее прошлое, как каторжники и ссыльные поселенцы. Их культурный мифообраз должен быть восстановлен для решения новых задач региональной идентичности.
Особую роль среди череды сибирских культурных героев играют старообрядцы. Образ семьи Лыковых и сегодня является чрезвычайно суггестивным для сибиряков. Старообрядцы в самых своих крайних религиозных толках, например, беспоповцы понимаются в сибирской культурной идентификационной матрице как свободолюбивые люди, носители высшей правды, справедливости, как идеальные крестьяне, живущие в полном единстве с Богом и Землей.
Третьим смысловым полем в формировании нашего общего исторического прошлого является индустриализация Сибири в годы Советской власти. Рациональное и сознательное индустриальное строительство, урбанизация Сибири, создание здесь ОПК, энергетических гигантов, мощных индустриальных центров требуют нового социально-культурного осмысления. Советская индустриализация Сибири должна преобразоваться в новый образ, в основе которого – труд ряда конкретных людей, которые пожертвовали своей личной жизнью и комфортным бытом, но сумели совершить эту первую индустриализацию Сибири. Комсомольские стройки, мощные культурные проекты, формирование слоя образованных людей – как технократов, так и гуманитариев, внятная демонстрация вклада каждого социально значимого субъекта в создание современной Сибири – такую задачу необходимо поставить перед учеными, работающими в области гуманитарных и социальных наук, перед творческими людьми, создающими эмоционально заразительные художественные образы.
Четвертым основанием для гордости за наше общее сибирское прошлое является российская политика в отношении тех народов, которые уже проживали здесь до прихода казачьих отрядов в 16 и 17 вв. Необходимо противопоставить взаимоотношения разных этнокультурных групп тем событиям, которые проходили во время дикой колонизации Северной Америки и кровавой колонизации Южной Америки. Коренные народы Севера, проживающие на сибирских землях России, хранят много интересных легенд и рассказов о том, почему и как складывались их взаимоотношения с Белым царем и его посланниками. В этих рассказах противопоставляются типы взаимоотношений, которые были предложены тогдашним китайским государством и русским, российским государством. Мы можем в полной мере опереться на эти исторические легенды, проанализировать их смыслы и актуализировать их. То противопоставление двух разных политик (российской и китайской) во время освоения этих азиатских территорий двумя государствами – Россией и Китаем, которое хранится в памяти коренных и малочисленных народов Севера, необходимо превратить в яркие историко-культурные и современные художественные образы, раскрывающие преимущества российского менталитета в отношении других народов, мудрость россиян, их умение договариваться и сохранять паритет в очень сложных дипломатических ситуациях.
Таковы контуры нашего общего сибирского прошлого. Без опоры на него Сибирь виснет в жесткой глобализированной культурной среде, внимает тем смыслам и тем культурным героям, которых создают ИНТЕРНЕТ, Голливуд и кока-кола – главные виды современного вооружения в вечной борьбе субъектов за доминирование среди себе подобных и поглощение ресурсов, способное привести к этому доминированию.

2.2. «Еще не значит быть изменником…»: экономика - экономикой, но культура - культурой

Известно стихотворение Игоря Северянина великого поэта Серебряного века, название которого приведено выше, где поэт не противопоставляет войну и розы, а пишет о том, что в «сердце» одного человека каждая из этих реальностей живут вместе и ни от одной из них невозможно отказаться:
Война - войной. А розы - розами.
Стихи - стихами. Снами - сны.
Мы живы смехом! живы грезами!
А если живы - мы сильны!
В желаньи жить - сердца упрочены...
Живи, надейся и молчи...
Когда ж настанет наша очередь,
Цветы мы сменим на мечи!
В свое время в поисках фундаментальных основ социальной жизни К. Маркс предположил и научно обосновал свое предположение о том, что экономические отношения складываются независимо от воли конкретного отдельного человека, они являются базисом и фундаментом его жизни, той реальностью, отказаться от которого невозможно, так как в ее основе – создание средств к существованию человека. Обращаясь к стихотворению Игоря Северянина, можно повторить, что «еще не значит быть изменником» здравому смыслу и рациональному отношению к жизни, если наряду с автономией экономики не увидеть и не понять как данность автономию культуры.
Именно в пространстве культуры происходит прочтение смыслов экономических процессов, коррелируются социальные взаимоотношения, получают имена социально-экономические и политические события, люди, процессы. Номинирование и означивание – это и есть универсальная функция культуры, которая определяет ее автономию по отношению к могущественной экономике, изощренной политике, океану социальных взаимодействий. Посредством культуры и внутри нее творятся те самые смыслы, которые ищет сегодня Новая Российская Сибирь.
Экономические и технологические решения, которые будут приниматься в Сибири и для Сибири, скорее всего, будут вписывать нас в новый мировой порядок, в новое экономическое разделение труда, будут жесткими и вынужденными, соотнесенные с реалиями мирового экономического пространства. Именно здесь уместнее всего вспомнить поговорку: «Хочешь насмешить Бога – расскажи ему о своих планах». Но значимость и смыслы происходящего формируются посредством культуры и в ней. Здесь возможно самое жесткое экономическое и политическое решение обернуть на пользу своей стране, своему народу, своему государству.
Проблема – в малом, в наличии того самого креативного класса, который изменяет будущее. Можно только догадываться, как усмехались реальные субъекты экономики и политики, читая эту фразу Р. Флориды. Уж они-то точно знают, кто, что и как изменяет будущее!
Но тексты, которые написаны богинями Экономикой и Политикой, прочитает и растолкует богиня Культура. Та самая последняя фея у кровати принцессы-России, которая «отменит» жестокость и безразличие к маленьким людям, предопределенность их судьбы неотвратимыми законами Экономики и Большой политики.
Сеть креативных деревень по всей Сибири, связанных общими сибирскими ярмарками уникальных вещей, мастерских, цехов, где творятся красивые и добрые вещи, заражающие своей красотой и добром, всех, кто к ним прикасается, кто смотрит на них, слушает их, трогает, нюхает, читает, созерцает. Огромные сибирские просторы, множество заброшенных и умирающих деревень – это зрелище наблюдает тот, кто отваживается совершить автомобильное путешествие по дорогам Сибири. Очеловечить эти земли можно, если отдать их безвозмездно художникам, композиторам, поэтам, музыкантам всех мастей и стилей, кукольникам, рукодельникам, ювелирам, танцорам, актерам, уличным театрам и новым труппам бродячих актеров, создателям арт-проектов и арт-веб-сайтов. Можно назначить им стипендию на первое время и отдать дома для жизни в тех деревнях, где больше никого нет. Но поближе к большим городам и районным центрам. Поставить одно маленькое условие – то, что они делают, должно быть связано с родной сибирской землей, ее историей, ее культурными героями, ее уникальной природой, ее мощными сибирскими типами людей. И не побояться тех креативных форм, в которых это творчество будет протекать. И связать все это в единое информационное пространство, которое свяжет этих людей с их сторонниками во всем мире, процентное соотношение которых в современной социальной растет год от года.
Эти креативные сибирские деревни сами по себе без какой-либо опеки и руководства смогут создать тот смыслотворческий поток, который означит происходящее, сделает культурную революции Сибири ненасильственной, а энергию хувэйбинов превратит в прекрасные вещи, умягчающие жестокие сердца и дающие волю жить дальше, жить в Сибири. При всем пафосе автономии культуры это достаточно прибыльные проекты, которые решают и задачу дать работу молодым людям, но такую работу, которую они в своей душе ожидают – творческую и свободную, и задачу заработать самому на жизнь не так, как это делали предыдущие поколения – в изнуряющем физическом и интеллектуальном труде, а в светлом творчестве.
Такие проекты уже есть на Урале, можно только вспомнить знаменитую Ярмарку Дефицита. Здесь формируется новая молодежная мораль, связанная с отказом жить губительно (во время Ярмарки запрещено употребление алкоголя, все ходят от палатки к палатке и высказывают друг другу поддержку и одобрение). Но выход энергии молодости нужен – он в том, что для них стоит сложная задача – «распалась связь времен», и им предназначено ее восстановить. Но не мантрами об ушедшем величии государства, которого нет, а созданием нового стиля жизни, новой этики молодых и новой молодой красоты. Опыт Екатеринбурга показывает, что для своего творчества молодые художники используют современные технологии производства для своих вещей. Они включают в творческие процессы многие виды традиционной индустрии – от производства тканей до производства стекла, от индустрии одежды до индустрии свободного времени.
И тогда не только церковь Виссариона сделает Сибирь культурно-уникальной, но сообщества Молодых Художников, жить рядом с которыми будет интересно и осмысленно.

2.3. Сибирские мои университеты
В конкурентной борьбе за право прослыть самым престижным и привлекательным сибирским университетом столкнулись Томск, Новосибирск и Красноярск. Не желает сдавать свои позиции и Иркутск. Конкурентная борьба – это хороший процесс, он стимулирует сибирские университеты искать свой собственный стиль, раскрывать и развивать свои преимущества, усиливает позитивный имидж территории, на которой эти университеты расположены.
Но может пора уже сделать следующий шаг и создать обобщенный образ Сибирского Университета как доказательства национального подвига россиян в освоении своих азиатских территорий. Уникальные университетские проекты, которые разрабатывает каждый городской университет, по праву являются их интеллектуальной собственностью, их брендом и визитной карточкой.
Но сибиряк-охотник, таёжник, рыболов и земледелец, не только воспроизводит особый экологический стиль жизни древней России на новой Сибирской земле. В его культурной идентификационной матрице российское уважение к умным людям сливается с тем, что ума набираться надо в университетах. Осталось немногое – закрепить в этой культурной идентификационной матрице позитивные идентичности Сибирских университетов, подчеркнуть значимость страны, которая в любое время своей истории не забывала открывать новые университеты, создавать не только крепости, наполненные оружием, но и Форпосты знаний как точки опоры государственности и российской силы.
Наш шаг в общее будущее – это наши Сибирские Университеты. Возникает много вопросов – в чем специфика каждого из них и в чем жизненная необходимость каждого из них? Гарвард начался с того, что человек по фамилии Гарвард завещал школе свою гигантскую библиотеку – почти 400 книг. Сибирские университеты должны превзойти культурный подвиг этого американского Гарварда и создать уникальные информационные ресурсы, сконцентрировав в своих университетах все, что связано с Россией Азией, сконцентрировать все возможные архивы – государственные и частные, всех видов и типов и предложить миру уникальный информационный ресурс, носителем которого будут только они одни – Сибирские университеты.
Вечная миссия университетов – создавать знания и транслировать знания. Транслировать знания не только внутри замкнутого университетского сообщества, но urbi et orbi. Прежде всего, urbi. Создание современной упаковки для культурной трансляции знания под брендом Сибирских университетов – это входной билет в современный цивилизованный мир не за поиском аналогов, а с пакетом собственных проектов, раскрывающих экономическую, политическую, социальную, культурную уникальность Новой Русской Азии, ее истории и современности.
Тщательное исследование той сибирской территории, на которой университет живет, географическое, историческое, экономическое, культурное, художественное описание крупными и мелкими мазками – миссия университета в формировании нового образа российской Сибири. Сибирские университеты могут дать уникальный материал для создания новых художественных образов Сибири, нового ее культурного ландшафта, новой культурной идентификационной матрицы, подчеркивающей и поддерживающей особую сибирскую пассионарность, дух предпринимательства и творчества, особую сибирскую свободу, социальность свободных сибиряков как лучших детей России, шагнувших в неведомое будущее и создавших наше настоящее.

3. Вместо заключения: процесс больше, чем результат

Постановка целей и достижение результата – не этого ли мы ждем от именитых экспертов-аналитиков, интеллектуалов-исследователей, менеджеров и администраторов? Гегель полагал, что процесс вечен, что суть его – во все большем понимании, как много личностно человеческого определяет казалось бы фатальную поступь Природы и Истории, и как много непреложных закономерностей скрывается за свободой и индивидуализмом человека.
Базовые процессы, которые определяют сегодня общее сибирское прошлое, настоящее и будущее укоренены в судьбе России, которая подобно великим сибирским рекам прокладывает свой собственный путь в мире, и с этим уже нельзя не считаться ни ее близким, ни ее дальним соседям.
Настоящее – это место встречи того образа прошлого, который мы сейчас создали механизмами нашей памяти, и того образа будущего, которое мы сейчас предвидим. В третьем тысячелетии люди умеют управлять своим прошлым и будущим, а значит и настоящим. Новые смыслы Сибири разлиты по нашим делам. Чуть-чуть изменить их восприятие, чуть-чуть по-иному развернуть культурную идентификационную матрицу. Кажется, что мы уже все к этому готовы, осталось – увидеть, где совпадет идея и действие, смысл и повседневная реальность.
Сибири есть что предложить миру. Уникальное российское творчество Сибири – вот вопрос и ответ, где нам следует искать и находить эти новые смыслы.

Добавить комментарий

Вход в аккаунт

счетчики

Яндекс.Метрика
Drupal theme by pixeljets.com D7 ver.1.1